КУЛЬТУРА И КУЛЬТУРИЗМ СОЗНАНИЯ Понедельник, 25.09.2017, 21:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Архив записей

Поиск

Избранное

Главная » 2011 » Апрель » 10 » БОРЬБА СИСТЕМ ЗА НЕГЭНТРОПИЮ. МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИИ
08:57
БОРЬБА СИСТЕМ ЗА НЕГЭНТРОПИЮ. МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИИ
 МИР - ЭТО БОРЬБА СИСТЕМ ЗА НЕГЭНТРОПИЮ
 НЕГЭНТРОПИЯ - ЭТО МАТЕРИЯ, ЭНЕРГИЯ И ИНФОРМАЦИЯ

После первичного взрыва уже около 14 миллиардов лет материя существует, она движется, она организовалась в формы, в Мир явлений - системы. Система - совокупность взаимодействующих между собой элементов, объединённых в единое целое выполнением некоторой общей функции, не сводимой к функциям её компонентов. Каждая система состоит из подсистем и является подсистемой.
Мироздание - суперсистема, состоящая из иерархии подсистем. Вследствие этого, создание единой теории поля - попытки спрогнозировать движение любого объекта вселенной, изходя из неких незыблемых причинно-следственных связей между атомами, молекулами и т.д. - невозможно. Почему? Потому что материя организовалась в объекты разного уровня сложности, а законы движения систем строго соответствуют их уровню организации и не зависят от законов функционирования над- и подсистем. Физика, химия, биология, психология, социология и т.д. - науки, изучающие законы функционирования систем разного уровня сложности, разной степени упорядоченности материи. Каждому уровню организации материи соответствуют качественно иные, своеобразные законы движения, не вытекающие из предыдущего уровня. Например, если материя организовалась в форму камня, то он будет двигаться по законам механики. Можно протравить камень кислотой или подвергнуть бомбардировке ядерными частицами, влияя на подсистемы - молекулы и атомы, но зависимость его от законов механики от этого не изменится. То есть ни ядерные, ни химические законы движения материи не влияют на механические и наоборот. Луч солнца не влияет на ветер. Шопенгауэр понимал это еще 200 лет назад, а некоторые выдающиеся нейрофизиологи до сих пор пытаются расшифровать психику, через нейрофизиологию, вживляя электроды в мозг. Психика - функция системы более высокого уровня организации не описывается законами функционирования её подсистем - физиологией и тем более биохимией (фармакология может изменить состояние сознания, что грубо отразится на психике, но на тонкости функционирования сущности таким образом повлиять невозможно).

Переход к более высокому уровню организации системы означает уменьшение энтропии (меры беспорядка, хаоса, разрушения), то есть накопление негэнтропии (степени упорядоченности, созидания). Отсюда необходимость притока энергии и материи извне, для того чтобы повысить организованность системы. В мире явлений происходит постоянная борьба систем за материю, энергию и информацию; рост негэнтропии в одних системах приводит к увеличению энтропии в других. Наиболее организованные в этом отношении биологические системы накапливают негэнтропию за счёт углубления энтропии в окружающей среде (что подтверждает изречение стоиков – «нельзя получить удовольствие, не принося никому вреда»).

Человек - это система, состоящая из органов, клеточек, молекул, атомов и т.д. из целой иерархии подсистем более низкого уровня организации.. С другой стороны, человек как подсистема входит в семью, семья в государство, оно в общество, всё это в биоценоз и т.д… в мироздание.
В человеческом обществе за выживание и увеличение сферы влияния (негэнтропию) борются люди, семьи, различные фирмы, корпорации, национальности, государства, религии и многие другие разновидности систем, при этом надсистемы регулируют взаимоотношение подсистем, действуют законы иерархии (в человеке системой, регулирующей сложность внутреннего и трудность внешнего мира, является «личное Я»).

На вершине иерархии уровней организации человеческого организма (не индивидуума!) стоит «структура Я» - эгоизм. Как и у всякой системы, деятельность у «структуры Я» (высшего интегрирующего механизма организма как целого) связана с негэнтропийной направленностью. Необходимым условием существования «структуры Я» является постоянный приток энергии, которую «поставляет» ей организм. Для утилизации энергии и материи извне, «прогнозирующие системы» оценивают возможности собственного организма и параметры окружающей среды, а затем предоставляют в «структуру Я» информацию о вероятности удовлетворения той или иной потребности.
Высокая вероятность сопровождается положительной эмоциональной окраской, низкая - отрицательной. В этом случае прогнозирующие системы оценивают вероятность удовлетворения других менее интенсивных потребностей, после чего избирается поведение или формируется функциональная система, обеспечивающая организм максимальным количеством негэнтропии в данных конкретных условиях среды.
Следует отметить, что повышение негэнтропии «структуры Я» может быть связано не только с биологическим поступлением материи, энергии и информации, но и с ростом социального статуса индивидуума.
Итак, если информационных и энергетических ресурсов организма достаточно для обеспечения прироста или хотя бы сохранения негэнтропии во взаимодействии со средой, организм следует считать адаптированным, то есть здоровым. В противном случае будет наблюдаться увеличение энтропии организма как целого - постепенный переход в болезненное состояние.

ГРАНИЦА ПЕРЕХОДА МЕЖДУ НОРМОЙ И ПАТОЛОГИЕЙ (НЕГЭНТРОПИЕЙ И ЭНТРОПИЕЙ)

Высшая форма организации в природе – самоорганизующиеся объекты, биосистемы – форма движения материи на биологическом уровне развития, которые характеризуются тем, что их субстрат структурируется таким образом, что функции объекта становятся активными. В связи с этим необходимо в первую очередь при изучении живого исследовать энергетическую сторону существования организмов, так как только энергетические процессы организма позволяют осуществлять ему свою жизнедеятельность, которая заключается в усложнении структуры системы за счёт возрастания количества элементов и разнообразия внутренних связей. Биосистемы, усваивая материю из окружающей среды, перераспределяют её из систем менее организованных в системы с организацией структур более высокого порядка, т.е. в самоорганизующиеся, активные, функциональные системы, обеспечивающие не только дальнейшее развитие жизни, но и создающие условия для этого. С общетеоретической точки зрения функциональные системы представляют собой саморегулирующиеся организации, динамически и избирательно объединяющие центральную нервную систему и периферические органы и ткани для достижения текущих потребностей живых существ. Функциональные системы представляют единицы функционального состояния - интегративной реакции индивида, обеспечивающей его адекватность требованиям внешней и внутренней среды с помощью механизмов саморегуляции. Связь между уровнями организации биологических систем определяется процессами адаптации и компенсации, являющихся составными частями саморегуляции. Адаптация – это приспособительная реакция биосистемы на изменения условий среды существования, выражающаяся в том, что система, реагируя на изменение существенных для неё параметров и факторов среды, перестраивает, изменяет свои структурные связи для сохранения функций, обеспечивающих её существование как целого в изменившейся среде. Механизм адаптации может включать как морфологические, так и поведенческие реакции в зависимости от уровня организации системы. Главное содержание адаптации – внутренние процессы в системе, которые обеспечивают сохранение её внешних функций по отношению к среде. В отличие от адаптивных реакций, направленных на сохранение деятельности функциональных элементов любого уровня системы за счёт перестройки структурных связей этого элемента, компенсаторные реакции направлены на сохранение функции системы даже в случае нарушения деятельности функционального элемента. Компенсаторные реакции осуществляются не элементом, а системой в отношении элемента, высшим уровнем организации по отношению к низшему. Относительность компенсаторных и адаптационных процессов заключается в том, что они зависят от структурно-функционального уровня рассматриваемой системы. Так, при дисфункции элемента, реакции системы, компенсаторные относительно элемента, являются адаптивными для самой системы в целом. Таким образом, говоря о болезнях нужно знать, что вначале они могут представлять собой защитную, адаптивную реакцию организма. Если неправильно вмешаться в эту реакцию, не давать организму защищаться, если нарушать внутренние механизмы саморегуляции, то можно не лечить, а калечить. Если во время стресса, например, у человека повысилось давление, но самочувствие при этом остаётся более или менее нормальным – это не означает, что он заболел, и нужно пить гипотензивные средства. Это значит, что через барорецепторы в сосудах импульсы поступили в ретикулярную формацию, а она снизила уровень бодрствования головного мозга и тем самым организм как бы отключился от стрессовой ситуации (эффект Миллера-Дворкина). Если же медикаментозно снижать давление, организму это обойдётся дороже – придётся бросать дополнительные жизненные силы на эту необходимую, защитную реакцию и тем самым приближать её переход в патологическую. Ранняя фармакологическая профилактика приводит к появлению злокачественной, молниеносной формы гипертонической болезни. Подобная модель работает при многих психосоматических заболеваниях.

В человеческом обществе чаще всего механизмы естественного отбора (саморегуляция надсистем по отношению к человеку) очень рациональны и заключаются в переводе защитных, адаптивных реакций организма в патологические, путём превышения определённых пределов, и медицина иногда играет в этом не последнюю роль. Повышение сахара крови в время перегрузок и стрессов также ещё не означает развитие сахарного диабета, особенно при более или менее нормальном осамочувствии. Просто мозгу нужно повышенное питание в виде глюкозы, и он чуть-чуть блокирует выработку инсулина (ткани усваивают глюкозу только вместе с инсулином, а мозг без него), чтобы больше сахара досталось ему. Если же искусственно вводить инсулин, голодный мозг начнёт отключать его естественную выработку, нарушатся процессы саморегуляции, человек будет употреблять то инсулин, то сахар, впадая то в гипер-, то в гипогликемическое состояние, защитная реакция быстро перейдёт в патологическую, а человек станет инвалидом, полностью компенсируемым надсистемой – государством. На начальных этапах, когда не ясно, защитная это реакция или патологическая, нужно очень осторожно вмешиваться в саморегуляцию организма. Может быть лучше увеличивать жизненную силу для механизмов адаптации, использовать достижения оздоровительного направления в медицине (или гомеопатию), чем несвоевременной фармакологической компенсацией обречь «разрегулированный» организм на полную зависимость от помощи извне. Так как высшим уровнем организации материи в человеческом организме является психика, говорить об исчерпании резервов саморегуляции, о начале патологии организма в целом нельзя, пока она не включилась в процессы компенсации подсистем низшего уровня организации. Другими словами, «граница перехода от нормы к патологии», которая «строго индивидуальна и специфична» и поэтому до сих пор не была найдена (Киколов), «проходит» в сознании человека, в его психике. Переход из нормального состояния организма в патологическое происходит в момент «истощения» адаптационных возможностей последнего компенсаторного процесса индивида - «структуры Я», эгоизма, что легко определяется тестами. Личностный профиль в момент перехода «границы между нормой и патологией» характеризуется повышением истеричности и ипохондричности, а после перехода появляется или усиливается депрессия. Автором системы было обследовано около 150 больных гипертонической болезнью и обнаружено, что переход к собственно болезни, которую нужно лечить медикаментозно, находится где-то в начале третьей стадии. Именно в этот момент система «вид» включает свои механизмы саморегуляции и пытается избавиться от слабой особи её же защитными реакциями, но усиливая их (например, до инсульта), а человек в это время субъективно чувствует потерянность, тоску, депрессию, то есть подсознательно оценивает свой прогноз неблагоприятно. Следовательно, после «перехода границы» давление нужно снижать любой ценой. В этот момент лечебная медицина нужна обязательно. Однако ранняя фармакологическая компенсация со стороны общества, до начала третьей стадии – это преждевременное вмешательство в процессы саморегуляции гомеостаза организма, во-первых, ставящее человека в зависимость от общества (от таблеток), во-вторых, способствующее более раннему переходу адаптивных реакций организма в патологические, то есть – это не лечение, а обратное действие. Поэтому, если самочувствие и настроение нормальное, а какие-то показатели отличаются от нормы, не паникуйте, не пейте сразу таблетки, дайте организму возможность побороться и максимальные усилия направьте на оздоровление. Сделайте ставку не на лечебную, а на оздоровительную (при необходимости гомеопатическую) медицину – на увеличение резервов здоровья, на накопление избытка жизненной силы.

ГЛУБИННЫЕ МЕХАНИЗМЫ ОПТИМАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ

Компенсаторные приспособления – важные адаптационные реакции организма на повреждение, выражающиеся в том, что органы и системы, непосредственно не пострадавшие от действия повреждающего агента, берут на себя функцию разрушенных структур путём заместительной гиперфункции или качественно изменённой функции. Компенсаторный процесс может реализоваться на внутриклеточном, внутриорганном, внутрисистемном, межсистемном уровнях. Развитие компенсаторного процесса, также как и любой другой адаптационной реакции, подразделяется на два этапа, а именно: срочной и долговременной компенсации. Выраженность стадии срочной компенсации и динамика её перехода в компенсацию долговременную в высокой степени зависит от того, насколько быстро развивается повреждение организма. При изучении срочной компенсации надо иметь в виду, что разрушение структур организма, вызываемое повреждением, и развивающееся вслед за этим нарушение функции, в конечном счёте изменяют постоянство внутренней среды организма, его гомеостаз. Нарушение гомеостаза действует на рецепторы, нервные центры, исполнительные органы и вызывает, таким образом, ответную реакцию организма. В этой реакции, как и в любой другой адаптационной реакции, следует различать активацию систем, специфически ответственных за компенсацию вызванного повреждением функционального дефекта, и активацию адренергической и гипофизарно-адреналовой систем, не специфически включающихся при любом повреждении организма (стресс). Явление, обеспечивающее переход от срочной реакции к долговременной, также как и при других адаптационных реакциях, состоит в том, что увеличение функции клеток систем, ответственных за компенсацию, вызывает в качестве первого сдвига увеличение скорости транскрипции РНК на структурных генах ДНК в клеточных ядрах. Возникшее в результате этой активации увеличение количества полисом обеспечивает рост синтеза белка и образование дополнительных структур, что проявляется в форме гипертрофии или гиперплазии клеток. Иными словами, реализуется внутриклеточный регуляторный механизм, связывающий уровень функции клетки с её генетическим аппаратом. При определённых условиях структурный след, составляющий основу компенсации, может утрачивать своё адаптационное значение, и мы наблюдаем превращение компенсации в болезнь. 1. Стадия срочной компенсации характеризуется формированием и гиперфункцией компенсирующей функциональной системы и выраженным стресс-синдромом. В случае, когда другие приспособительные реакции быстро ликвидируют функциональный дефект, компенсаторный процесс может ограничиться этой стадией. Переходная стадия от срочной компенсации к долговременной характеризуется тем, что гиперфункция компенсирующей функциональной системы на основе взаимосвязи функции и генетического аппарата вызывает в клетках данной системы активацию синтеза нуклеиновых кислот и белков, тем самым начинается функционирование системного структурного следа. В результате, развитие структурных изменений, увеличивающих мощность системы, дефицит энергии в её клетках и функциональный дефект, вызванный повреждением, начинают уменьшаться и, как следствие, уменьшается стресс-синдром. Стадия устойчивой долговременной компенсации характеризуется ликвидацией или значительным уменьшением функционального дефекта, наличием сформировавшегося структурного следа в компенсирующей функциональной системе и минимальной активацией белка в клетках этой системы, которая необходима для обновления увеличивающейся массы структур. Стресс-синдром отсутствует. Длительность этой стадии может соответствовать видовой продолжительности жизни. Стадия истощения и функциональной недостаточности может развиваться при большом первоначальном функциональном дефекте и чрезмерной гиперфункции и гипертрофии компенсирующих систем, а также в результате дополнительных повреждений организма. В общем виде возникновение этой стадии отличается существенным отличием компенсаторной гиперфункции от эволюционно предусмотренного увеличения функции, периодически возникающего в здоровом организме. Реализация стадии истощения знаменует собой переход компенсации в декомпенсацию и может возникнуть за счёт двух основных механизмов. Первый из них состоит в том, что при большой гипертрофии рост клеток оказывается несбалансированным и сопровождается избирательным отставанием массы структур, ответственных за ионный транспорт, энергообеспечение и использование энергии. Второй механизм состоит в том, что после длительного периода гиперфункции и гипертрофии в клетках компенсирующей системы может развиться своеобразный комплекс «локального изнашивания», выражающегося в снижении синтеза нуклеиновых кислот и белков, нарушением обновления структур, гибелью части клеток и развитием органного склероза. В так называемых безвыходных ситуациях, когда действующий на организм фактор чрезвычайно силён или когда ситуация, возникшая в окружающей среде, слишком сложна, а поэтому требуемая приспособительная реакция оказывается неосуществимой, эффективная функциональная система не реализуется, системный структурный след не формируется. В результате первоначальные нарушения гомеостаза сохраняются, а стимулируемый ими стресс-синдром достигает чрезвычайной интенсивности и длительности. Именно в этой ситуации данный синдром может превращаться из инструмента адаптации в инструмент повреждения и возникают многочисленные стрессорные заболевания. Оценивая адаптацию организма к многократному или длительному воздействию стрессорной ситуации, выражающемуся постепенным прекращением возбуждения стресс-системы и ответов органов-мишений, следует отметить две существенные черты этого процесса. Во-первых, данный процесс происходит в условиях, когда выход из стрессовой ситуации за счёт внешней поведенческой адаптации невозможен и представляет собой своеобразную внутреннюю адаптацию к безвыходным на первый взгляд ситуациям – вероятный физиологический эквивалент того, что в просторечии обозначается как терпение. Во-вторых, прекращение возбуждения стресс-реализующих систем, развивающееся в процессе адаптации к стрессорным ситуациям, означает уменьшение концентрации катехоламинов и глюкокортикоидов, действующих на органы-мишени, т.е. уменьшается вероятность стрессорных повреждений внутренних органов. Иными словами, центральные тормозные механизмы, подавляющие при повторных или затянувшихся стрессорных ситуациях возбуждение стресс-реализующих систем, являются механизмами «терпения» и естественной профилактики стрессорных повреждений. Адаптация к стрессорным ситуациям и профилактика повреждений происходит при помощи: 1.Активации ГАМКергической тормозной системы; 2.Активации системы простогландинов; 3.Активации антиоксидантной активности организма. ( Многочисленные работы последних лет показывают, что универсальным механизмом разрушения тканей являются процессы свободнорадикального окисления; старение и различные заболевания возникают на каком-то этапе вследствие повреждений, вызванных свободными радикалами при условии антиоксидантной недостаточности.) Наличие готовой функциональной системы при относительно простых и возникновение такой системы при более сложных реакциях, реализуемых на уровне коры головного мозга, сами по себе не приводят к моментальному возникновению устойчивой адаптации, а являются основой начального, так называемого срочного, несовершенного этапа адаптации. Для перехода срочной адаптации в гарантированную долговременную внутри возникшей функциональной системы должен реализоваться некоторый важный процесс, обеспечивающий фиксацию сложившихся адаптационных систем и увеличение их мощности до уровня, диктуемого средой. Таким процессом является активация синтеза нуклеиновых кислот и белков, возникшая в клетках, ответственных за адаптацию систем, обеспечивающая формирование там системного структурного следа. Существует взаимосвязь между функцией и генетическим аппаратом клетки – скорость транскрипции, которая является постоянно действующим механизмом внутриклеточной регуляции, реализующимся в клетках различных органов. Эта взаимосвязь является двусторонней. Прямая состоит в том, что генетический аппарат – гены, расположенные в хромосомах клеточного ядра, опосредованно, через систему РНК обеспечивают синтез белка - «делают структуры», а структуры «делают» функцию. Обратная связь состоит в том, что «интенсивность функционирования структур» - количество функции, которое приходится на единицу массы органа, каким-то образом управляет активностью генетического аппарата. «Функции тесно в структуре», - активизация синтеза белка и увеличение массы клеточных структур. «Функции слишком просторно в структуре» - снижается интенсивность синтеза с последующим устранением избытка структуры. В обоих случаях интенсивность функционирования структуры (ИФС) возвращается к некой оптимальной величине. Факты однозначно свидетельствуют, что энергетический баланс клетки регулирует активность генетического аппарата, т.е. образование клеточных структур. При очень интенсивной и длительной нагрузке и особенно при повторных нагрузках, в этих условиях затянувшейся, чрезмерно напряженной адаптации, а также повторных реадаптаций, способность генетического аппарата генерировать всё новые и новые порции РНК может оказаться исчерпанной. В результате в гипертрофированных клетках органа или системы развивается снижение скорости синтеза РНК и белка. В итоге такого нарушения обновления структур происходит гибель некоторых клеток и замещение их соединительной тканью, т.е. развитие органного или системного склероза и явления более или менее выраженной функциональной недостаточности. Речь идёт о превращении адаптационной реакции в патологическую, о превращении адаптации в болезнь, а механизм этот обозначается как «локальное изнашивание доминирующих в адаптации систем». Даже однократное стрессовое воздействие значительно укорачивает жизнь клеточных структур, делает необходимым ускоренный их реосинтез в течение длительного времени, т.е. имеет высокую структурную цену; именно поэтому многократные воздействия такого рода играют роль в изнашивании организма в процессе старения. Как известно, в процессе адаптации межсистемные отношения меняются обычно в соответствии с принципом доминанты, открытым Ухтомским А.А. Возможное адаптационное перераспределение клеточных геномов между системами организма доказал Меерсон Ф.З. – общее количество клеточных геномов, образующихся в организме, и, соответственно, его общая клеточная популяция не безграничны, а определённым образом лимитированы; при адаптации распределение этого ограниченного клеточного фонда протекает под знаком доминирующих систем – они получают больше геномов за счёт других систем. Можно представить себе, что при раннем овладении какими-то навыками, окажется увеличенной клеточная популяция ответственных за эти навыки систем и сниженной клеточная популяция каких-то иных систем. Иными словами, структурный резерв и функциональная мощность доминирующих систем оказываются необратимо увеличенными, а структурный резерв и функциональная мощность заторможенных систем необратимо сниженными. Данное представление позволяет подчеркнуть относительную целесообразность адаптации, которая может проявиться на более позднем этапе жизни, когда вследствие изменений условий внешней среды, организм вынужден адаптироваться к совершенно иным факторам, и ответственными за адаптацию – доминирующими – могут оказаться как раз те системы, клеточная популяция которых уменьшена. В этом случае резистентность организма к действующим факторам среды снижена, что может стать причиной жизненных срывов и болезней. Таким образом, чрезмерная по своей напряжённости адаптация к определённому фактору, длительное время протекая успешно, имеет, тем не менее, высокую «структурную цену» и заключает в себе две опасности: 1.возможность функционального истощения системы, доминирующей в адаптационной реакции; 2.снижение структурного и функционального резерва других систем. При равной нагрузке меньше гипертрофируется орган, единица массы которого обладает способностью генерировать большее количество энергии. Такой орган справляется с нагрузкой прежде всего за счёт использования большого аэробного резерва наличной ткани и во вторую очередь за счёт увеличения массы этой ткани. Высокая мощность и эффективность системы энергетического обеспечения предотвращает неэкономичное расходование структурных ресурсов организма. Оптимальный вариант адаптации – большие функциональные результаты оказываются достигнутыми минимальной структурной ценой. Эта важная черта одинаково определённо выявляется: на уровне клеток и органов, где она детерминирована соотношением клеточных структур; на уровне системы в целом, где она определяется соотношением органов; на уровне нейрогормональной регуляции, где экономичность оказывается следствием повышения реактивности адаптированных органов к медиаторам и гормонам; наконец, на уровне индивида поведенческая адаптация – максимальный результат при минимальных затратах. Экономичность функционирования – главная черта адаптированной системы, означает максимум энергии (и информации) при минимуме структуры. Таким образом, наиболее целесообразно самосовершенствование направлять на развитие систем энергообеспечения (одновременно с увеличением антиоксидантной активности) организма, что обеспечит его экономичность, и, как следствие, максимальную «пластичность» - способность к адаптации в любых условиях среды. Именно так работает данная система.

ДЫХАНИЕ

Перед тем, как двинуться дальше, еще раз осознаем, что девиз - «в здоровом теле - здоровый дух» означает в нашем мировоззрении, что от состояния здоровья нашего тела зависит состояние здоровья нервной системы - сила, уравновешенность и подвижность нервных процессов. А от этого зависит энергия сознания, которая проявляется в силе концентрации внимания, от которой, в свою очередь, зависит наша духовная жизнь, личностная сила. Бутейко К.С., Фролов В.Ф. и др. доказали, что показателем «запаса здоровья» организма является величина задержки дыхания. Чем больше в человеке жизненной энергии, тем больше у него время задержки дыхания, тем лучше условия для концентрации внимания. Подтвердить это мы можем экспериментом. Сконцентрируйте внимание на чем-нибудь, прислушайтесь или присмотритесь! Что происходит с дыханием? Оно замирает. То есть концентрация внимания зависит от величины задержки дыхания, и, следовательно, от жизненной силы, увеличение которой даёт возможность повышать уровень сознания - и, соответственно, идти в ногу с эволюцией, выживать. Связь материального и духовного в системе «индивид» такова - чем выше уровень сознания, тем больше в человеке духовной энергии, тем меньше он нуждается в разрушении чего-то ради сохранения себя, тем меньше он нуждается в материальном и в том числе в пище, воде, кислороде. Но с другой стороны, чем больше в человеке жизненной силы, чем больше он сконцентрирован, тем меньше он дышит, меньше болеет, медленнее стареет. Всё переплетено в единый «гордиев узел» в системе «человек», но дыхание здесь занимает очень важное место - это точка соприкосновения разрушения и созидания. Оказывается, мы сгораем (окисляемся) в огне кислорода, которым дышим! Все аэробные организмы «зажаты в жесткие тиски». Тот самый кислород, который поддерживает их жизнь, токсичен для них, и их сопряжённое с риском существование возможно лишь благодаря хорошо отработанным механизмам защиты. Считается (Обухова Л.К., Эмануэль Н.М.), что если в процессе дыхания у человека 98% молекулярного кислорода полностью восстанавливается до воды, то оставшиеся 2% идут на образование потенциально токсичных свободнорадикальных молекул (т.е. нас сжигают). Универсальным механизмом разрушения тканей являются процессы свободнорадикального окисления. Свободнорадикальное окисление СРО липидов тождественно процессам окисления природных и синтетических органических веществ. Липидные (фосфолипидные) компоненты мембран пространственно ограничивают структуры различных клеточных органелл, внутри которых функционирует большинство известных ферментов. Та или иная степень их повреждения с неизбежностью влечёт нарушение метаболических процесов. Так весьма опасно распространение СРО на мембранные липиды лизосом, где действуют десятки ферментов, катализирующих процессы превращения белков, нуклеиновых кислот, углеводов, липидов. При нарушении целостности лизосомальных мембран эти ферменты получают свободный доступ в цитоплазму и, проявляя свои неспецифические функции, будут разлагать названные биомолекулы. Токсичные свойства кислорода дают о себе знать только тогда, когда ослабляется или нарушается направленный против него защитный потенциал. При этом осуществляющие противоокислительную защиту вещества направленно влияют на структуру и функцию субклеточных образований. Важнейший элемент такого влияния - торможение процесса разрушения биомембран и, следовательно, сохранение целостности клетки, органа, да и всего организма в целом. В этой связи, открытие Фроловым В.Ф. теории и технологии эндогенного дыхания является одним из «краеугольных камней» в оздоровительной медицине. ( Работы Бутейко, хотя и неплохо показывают связь дыхания с болезнями и, соответственно, с естественным отбором, с эволюцией, но основа этого процесса не в углекислоте - панацее, как принципиально ошибается Бутейко, а в состоянии сознания, высокому уровню которого соответствует более сильная концентрация внимания, появляющаяся вслед за более экономным дыханием. Метод Бутейко неплох также в том смысле, что среди практик аскетизма, очищающих сознание, дыхательный аскетизм считается наивысшим). Единственное, что можно добавить к технологии перехода на эндогенное дыхание - это использование состояния внутренней собранности, которое сделает этот процесс физиологически более естественным. Сосредоточьтесь! Присмотритесь! Прислушайтесь! Что стало с дыханием? Оно или замерло, или стало легким, редким и поверхностным. Сильная концентрация сопровождается задержкой дыхания. В Йоге соотношение внимания и дыхания такое - считается 1 сек. концентрации соответствует 12 сек. задержки дыхания. То есть можно посредством задержки дыхания идти к концентрации, и, наоборот, через концентрацию к задержке дыхания. Мы рекомендуем данное рассуждение применить к тренировке на аппарате Фролова, то есть стараться дышать на тренажёре в остановленном состоянии сознания - с максимальной концентрацией внимания на чём-то. Таким образом, одновременно будут осуществляться переход на эндогенное дыхание и тренировка сосредоточения, одно будет усиливать другое, и эффект в целом для системы «индивид» будет более полным, а прогресс более быстрым (это уже проверено практикой - те, кто освоил «внутренний стиль» сразу отметили значительное увеличение продолжительности дыхательного акта). Тем, у кого нет возможности приобрести аппарат Фролова, предлагаем описание варианта йоговского дыхательного упражнения Уджайи, по действию сходного с технологией эндогенного дыхания. Упражнение можно практиковать в любое время, сидя, стоя, лёжа и во время движения. Это обычное медленное размеренное дыхание. Контроль над ним составляет суть упражнения и заключается в сосредоточении на дыхании. Отличительной особенностью Уджайи является частичная блокировка голосовой щели с целью некоторого торможения воздуха. Для этого слегка напрягаются мышцы гортани. Дыхание сопровождается лёгким шипением. На вдохе слышится свистящий звук «ссс», на выдохе - шипящий - «ххх». Но звук образуется не голосовыми связками (т.е. не голосом!), не трением воздуха о нёбо, как при храпе, а именно благодаря сужению прохода для воздуха. Источник звука не бронхи и не нос, а верхняя часть гортани, расположенная чуть выше кадыка. Вдох быстрый (несколько секунд) преимущественно животом, а выдох стараться максимально растянуть, сделать медленным, равномерным, устойчивым. Продолжительность дыхательного акта (время вдоха и выдоха в сумме) постепенно ( по одной секунде в день) за счёт времени выдоха нужно стараться увеличивать, но не насильственно преодолевая норму и доводя себя до утомления, а естественно раздвигая её границы за счёт повышения силы концентрации внимания. Внимание концентрируется на слабом шипящем звуке. Тяжесть в голове, шум в ушах, жар в теле, покраснение лица, вялость, разбитость, подавленное настроение после упражнения - всё это свидетельства передозировки. Начинать следует с нескольких минут, еженедельно добавляя одну - две минуты. Механизмы действия Уджайи и аппарата Фролова аналогичны. Тонкость заключается в создании сопротивления проходящему через дыхательные пути воздуху. Следует подчеркнуть, что система самосовершенствования не может (как это утверждает В.Ф. Фролов) быть ограничена достижением пусть даже полного оздоровления, но только на одном биохимическом уровне организации материи в системе «человек разумный». Итак, эволюция человечества идёт по пути увеличения уровня энергии сознания и тренировка дыхания является важной составляющей частью процесса развития сильной личности.
 




Просмотров: 3091 | Добавил: АИФролов | Теги: адаптация, дыхание, определение болезни, негэнтропия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поделиться

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


.

.

.

.
Яндекс цитирования

.
. Яндекс.Метрика

.
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

.
Тренинги и семинары по психологии

.

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz